Горнальский Свято-Николаевский Белогорский мужской монастырь - Братья, братовья, браты, братуси.. (Елена Выборнова. "Братья славяне". 23 июня 2010)
Выделенная опечатка:
Сообщить Отмена
Закрыть
Наверх

Курская епархия Русской Православной Церкви (Московский Патриархат)

Горнальский Свято-Николаевский Белогорский мужской монастырь

Братья, братовья, браты, братуси.. (Елена Выборнова. "Братья славяне". 23 июня 2010)

В Курской области состоялся Крестный ход из Горнальского Свято-Николаевского Белогорского мужского монастыря в Миропольский Никольский храм Украины.

 Горнальские аисты уже не боятся паломников. Привыкли. С высоты своего гнезда они спокойно смотрят на праздничную суету перед храмом у столиков со свечами, терпеливо слушают многоголосье церковных распевов, доносящееся из раскрытых церковных дверей. Иногда закрывают птенцов крыльями, но это скорее по привычке. Бояться в монастыре некого.

В единственный пока в обители храм- Никольский - попасть невозможно. Переполнен, да и не хочется толкаться. У порога застыли в молитвенной сосредоточенности паломники. Всё время подъезжают автобусы и машины, и новая группка гостей вливается в толпу у входа. Жарко. С утра по радио объявили, что ожидается от 30 до 33 градусов тепла. И хотя ещё утро, но, кажется, начинает припекать серьёзно. Менее стойкие паломники сидят в тени на травке. Всматриваются вдаль. Украинский крестный ход иногда бывает виден, далеко-далеко ползёт по лугу полоска из светлых пятнышек, блеснёт стекло автобуса или машины сопровождения. Скоро и мы пойдём навстречу. Как только закончится Литургия.

 Ольга Долгова, преподаватель Суджанского музыкального училища, распевается вместе со своими ученицами. Им, как певчим, предстоит идти рядом с Иконой и весь крестный ход, не смолкая, славить Пресвятую Богородицу. Многие куряне приехали с семьями. Выделяются среди них казаки своей красивой формой и осанкой. Подхорунжий Андрей Примосткин взял с собой жену Ирину и маленького сына:

 - С нетерпением ждём общей с украинцами молитвы. Ведь мы же все - Русь единая и неделимая. Верю, что когда-нибудь границы исчезнут.

 Курянин Виктор Пьяных тоже приехал со своей семьёй. Он считает, что пришло время объединяться вокруг святынь, пора вспомнить и добрые давние традиции своего народа. Сколько же можно быть иванами, родства не помнящими?

Это - аксиома. Но, кажется, только для людей верующих. Да, крепко подзабыли братья-славяне, что все мы родом из одного Отечества- Руси Святой, что мы - наследники её духовного величия. А наследство наше вовсе не в гордости историческим прошлым, не в ностальгических воспоминаниях об экономической мощи, не в воинственных лозунгах, а в смирении, простоте и негромкой, но деятельной любви к Богу, к людям, ко всему, что окружает тебя. И вот к этим аистам, и этим цветам, и этой прекрасной природе. С горы, на которой стоит монастырь, открывается такой вид, что глаз не отведёшь. Хочется запомнить его навсегда. Раздольная пойма Псла, изрезанная блестящей извивающейся лентой реки, покрыта молодой, свежей луговой травой. Сочно- зелёные кустарники, деревья разбросаны по всему лугу. А дальше - бескрайнее поле, а ещё дальше - видны крохотный купол Миропольского храма и домики. Украина. Щедрое солнце, общее для всех, сияет на ярком голубом небе, отражаясь в реке и в капельках росы на скромных полевых цветах. Пробежит ветерок, и волнами ходят травы, посылая нам свой неповторимый аромат свежести и летнего ликования. Суджане говорят, что решением ЮНЕСКО окрестности Горналя включены в список десяти красивейших мест Европы, сразу после Швейцарии. Да только куда там Швейцарии! Разве где-нибудь так же вольно дышится, так же воспаряет от радости душа, забыв земные свои заботы и горести? Наверное, вот так же, как и мы, стояли здесь в 17 веке иноки-черноризцы из Воронежского Дивногорского монастыря, поражённые красотой этих русских просторов. И решили построить монастырь на этой горе, дом для старинной иконы Божией Матери, которую принесли с собой, спасая от татар, разгромивших их обитель. Сама Пресвятая Богородица выбрала гору Фавор для Себя. А в 18 веке о чудесах святыни знала уже вся Россия, и ещё раз прославила Матерь Божию в Чудотворном Её образе “ Пряжевская ”. И до сих пор прославляет.

 Но вот закончилась служба, и к нам в тенёк подходят семинаристы из архиерейского хора. Со знакомым по прежним поездкам Иваном как-то сам собой завязывается разговор. Говорим о тех, кто нас не любит, обижает, о врагах.

 - Так они же нас спасают. Их особенно любить надо,- объясняет Ванечка.- Мой батюшка их так и называет “благодетели” и никак иначе и молится сугубо, как за самых дорогих людей.

 Ох, легко понять, трудно выполнить. Кто- то из ребят выносит ананас и по дольке раздаёт всем. Ваня отказывается от своей порции в мою пользу. Я отдаю своему другому соседу, тот - водителю, который, наконец, с удовольствием поедает сочный ананас. Мы невольно улыбаемся его детской радости. А на душе - будто ананасовый бальзам какой-то пролился.

 - Надо же, какая маленькая долька, а сколько добра сделала, - замечает Ваня. - Сколько раз её пожертвовали ближнему.

 Я давно заметила, что когда идёшь по маршруту крестного хода, попадаешь в особое пространство Евангелия, где тебя учат христианским заповедям как-то особенно зримо и явно. Будто экзамен сдаёшь в институте жизни. Или проваливаешь, а в следующий раз всё повторяется заново, пока не получишь хорошую отметку.

 Выносят Чудотворную Икону, и десятый юбилейный крестный ход начинается от стен Горнальского Свято-Николаевского Белогорского мужского монастыря. Многие паломницы встречают святыню на коленях, смиренно склонив головы. Зрелище - торжественное и великолепное. Впереди несут крест, затем хоругви, идут певчие, непрестанно служится молебен. Энергично регентует протодьякон Александр Белецкий, и сам своим мощным баритоном перекрывает хор. Дальше в киоте, украшенном цветами, сияет тёмный византийский Лик Пресвятой Богородицы. Сегодня, говорят люди, Икона необыкновенно благоухает. А я-то, грешница, думала, что это ладан какой-то особенный…Вслед за иконой идёт владыка Герман, духовенство, затем множество народа: белые платочки, кепочки. Светлый такой поток людской. И все подпевают хору.

 Идём недолго вниз с горы. Вот и мост через Псёл, по нему проходит граница между Россией и Украиной. Стоят пограничники, а на другой стороне моста с пышными тремя караваями - девушки в расшитых блузках, за ними - толпа паломников, над которой возвышаются хоругви и похожая на нашу копия Пряжевской иконы . Только поновее, недавно выполненная. Впереди архиепископ Сумской и Ахтырский Марк. Переходим границу, пограничники пропускают небольшими группками, мол, мост не выдержит, провалитесь в реку, говорят. “А ничего, - смеются женщины. - Жарко, так искупаемся!” С десяток паломников прямо в одежде прыгнули в реку, плещутся у берега. Кто-то переходит границу по воде. Мы спешим, доски шатаются под ногами. Нам бы не границы возводить, а собраться всем вместе и выстроить хороший крепкий мост. Это было бы по-хозяйски и правильно. На другом берегу уже целуются православные, так принято, и это - искренне. Среди нас много суджан, у которых в украинском Мирополье, куда мы идём, живут родственники. У многих из курян уже есть друзья и старые знакомые - украинцы по прежним встречам. От границы две наших колонны сливаются в одну. Понять, кто русский, а кто украинец - совершенно невозможно. Лица славянские, даже похожи друг на друга. И молимся мы на одном, одинаково понятном всем, церковно - славянском языке. У нас одна святыня и единая вера. Нас связывает многовековая общая история, и это не перечеркнёшь одним росчерком пера. До Мирополье недалеко, всего-то семь километров. В старину люди ходили по этой дороге только пешком - на ярмарки, в монастырь на Богомолье. А нам, изнеженным, привыкшим к городскому комфорту, тяжеловато, отекают ноги, болят спины. Да ещё солнце припекает так, что лицо обжигает жаром, как у русской печи. Жажда. Кто-то умный взял с собой бутылочки с водой, но большинство терпит, и только молитва не смолкает над крестным ходом. Она-то и даёт силы. Семь километров проходим за два часа. У самых первых домов в Мирополье нас ждут селяне. Они вынесли вёдра с холодной водой, предлагают нам кружки и чашки. Жадно пьём, а у следующего дома снова хочется пить, и снова подходим к хозяевам. На скамейке сидит пожилая женщина, опираясь на палочку, а девушка, видно её внучка, то и дело бегает во двор, выносит вёдра с водой, которые моментально пустеют. На столе у соседнего двора стоят запотевшие трёхлитровые банки с мутноватой жидкостью.

Сок берёзовый, выдержанный, холодненький, прямо из погреба.- Объясняет мужчина.- Пейте, прихожане.

 Из самого сердца вырываются слова благодарности: “Спаси вас Христос, люди добрые, дай вам Бог здоровья!” А в ответ, как и положено у православных: “Во славу Божию!” И светлые, добрые улыбки, их уносишь с собой. И этот евангельский урок доброты. По Мирополью километра два идём уже бодрее. Николаевский храм, построенный в начале века по благословению государя Николая Второго, ещё не полностью восстановлен после 90-летнего запустения. Любуешься его огромностью и величием. Какая же вера была у наших предков, если в таком маленьком городке, а ныне селе, возводили такое великолепие! Заканчивается молебен крестного хода, начинается новый. На весь храм гремит: “Богородица, Дево, радуйся!” Поют все, получается многоголосый, могучий хор. К Чудотворной Иконе выстраивается очередь, все спешат приложиться к святыне, попросить о самом заветном, дорогом. Сегодня всем, кто потрудился во славу Божию на крестном ходе,- особая милость от Богородицы. Кому-то благословение, кто- то исцелится от болезни, а кому-то – подарок для смирения. Всё драгоценно, всё дорого, всё во спасение.

 А во дворе кормят паломников. Старый знакомый повар Саша из Сум командует походной кухней. От его шуток-прибауток усиливается аппетит. “Девчата,- обращается он к боевым старушкам,- не толкайсь, всим зараз налью. Я понимаю, шо я красивый, шо вы на меня смотрите, но я же на работе”.

 - Хороший аппетит у паломников?- оглядываю длинную очередь у походной кухни.

- А как вы думаете, если 200 литров кулеша и 300 килограммов каши уже зъилы!

Встречаю много знакомых. Священник Евгений Шестопалов, настоятель Суджанского Троицкого храма и благочинный, вместе с владыкой Ювеналием был одним из инициаторов возрождения крестного хода после многолетнего запрещения. Сегодня его потрясла, как он говорит, “до мороза по коже”, встреча на границе. Украинский священник, раскрыв объятия, приветствовал нас: “Здравствуйте, русские братья!”

 - Да, духовно мы едины, Это бесспорно, и границы до неба не достают,- так думает не один отец Евгений.

Он услышал от украинок во время крестного хода фразу, которая созвучна и русскому сердцу: “Мы скучаем и плачем за вами, русские братья”. А уж как мы скучаем, с какой грустью вспоминаем те времена, когда жили мы в одном государстве, и были намного богаче и сильнее нашим единством, взаимно обогащаясь духовно и культурно!

 Инок Агафон служит в соседнем украинском селе, он напоминает старую истину о том, что сила - в единстве, что поодиночке нас сломать легко:

 - Россия, мы тебя любим и смотрим на тебя с надеждой!

 Паломница Ольга из украинского Тростенца рассказывает, что молилась, прежде всего, о нашем единстве, о нашей молодёжи, которой намного труднее разобраться в сложном современном мире, чем когда-то нашему, выросшему в Советском Союзе, поколению. Её глаза наполняются слезами, когда она говорит о том, что нашим народам нельзя расставаться ни за что на свете. И мы все хорошо понимаем, что такое это “что” : мирские блага, националистические идеи, взаимные претензии и нераскаянные грехи, груз, который тянет нас в разные стороны. И всё же чем сложнее отношения между нашими государствами, тем теплее и трогательнее наши встречи. Нынешняя - шестая, и она действительно братская. Неужели наступят времена, когда мы не сможем вот так просто общаться, молиться вместе?

 Весь крестный ход на инвалидной коляске проехал красивый синеглазый парень. Знакомимся, Ян - немец, приехал в Сумы из Берлина на два дня, узнал о крестном ходе и решил участвовать. Ему помогают друзья. Юля и Николай, оба прихожане одного храма. Разговор идёт то на русском, то на английском, то на немецком. Яну очень нравится православие и православные люди. Он поражён и удивлён, что в крестном ходе участвовало много пожилых и больных людей, но никто не жаловался, все мужественно шли. Ян желает всем православным счастья и много- много любви. У него открытая хорошая улыбка, Юля рассказывает, что Ян добрый и духовно сильный человек, у него многому можно научиться. В тени от белого микроавтобуса расположились люди. Во время крестного хода на нём подвозили изнемогающих паломников. Рядом стоят мужчина и женщина, те самые, которые приглашали людей в микроавтобус, сейчас они поют. И то верно, какая же Украина без песен! Поют они так красиво и слаженно, что догадываюсь - это муж и жена, и оба - музыканты. Георгий и Татьяна из Сум, исполняют собственные произведения и своих друзей. Вокруг них сразу же образуется небольшая группка слушателей, им дружно аплодируют и желают “многая Лета”. Их песни о Родине, о вере, о славянском братстве. Я запомнила припев одной: “Братья, братовья, браты, братуси, воля Божья нас навек сплела. Русский, украинский, белорусский, три вершины, три родных ствола”.

 -У нас сегодня праздник, потому что русские пришли, - у Георгия тёплые карие глаза, он дружески улыбается.

Но пора возвращаться в Россию. Из храма выносят Чудотворную Икону, выстраивается колонна. Моя старая знакомая ещё с первого международного крестного хода в 2002 году Валя Кравцова из Мирополья на дорогу даёт полторалитровую баклажку с водой: “Для тебя набирала”. А я в журналистской суете и забыла позаботиться о воде. Через несколько десятков метров она нагревается, но становится только вкуснее, храня доброту Валиных рук. Обратный путь вдвое тяжелее. Четыре часа дня, самый зной, да и усталость сказывается. Иногда так темнеет в глазах, что, кажется, вот-вот упаду. И сколько же раз я молилась о здоровье Вали - глоток тёплой воды возвращал мне силы. Поистине - животворящая влага. Чудотворная Икона где-то далеко впереди, оттуда слышны громкие песнопения. Неужели священники и певчие совсем не устают? Наконец доползаю до последнего моста, здесь у границы нас ждёт машина. Но до неё ещё надо дойти. Паломники прощаются с Иконой, друг с другом, приглашают в гости. А меня останавливают знакомые суджане: “Дайте воды, ради Бога, хоть глоточек”. С радостью отдаю им Валину баклажку. Её передают из рук в руки. Как лучший дар получаю своё: “Спаси Господи, матушка”. Я рада, что благодаря украинской знакомой у меня есть что отдать, пусть даже один глоток воды.

 - Надо же, такая небольшая баклажка, а сколько добра сделала, скольким ближним её пожертвовали! - вспоминаю семинариста Ваню.

 … Крестный ход возвращается в Горналь. Он поднимается всё выше по горе Фавор, и издалека виден светлой ленточкой среди благоухающей свежей зелени травы и деревьев. Наверное, сто лет назад всё было точно так же: та же неземная красота, те же молитвы, та же икона. Вот только мы... А мы- похожи ли на тех русских, православных?

 Крестный ход уже почти на самой вершине горы. Кажется, он поднимается в небо…

Главная

 

Посетители обнаружили на этой странице, выполнив поиск:

официальный сайт горнальского монастыря, пряжевская икона, Богородица, Горналь, горнальский монастырь, Свято-Николаевский Белогорский мужской, пустынь, Мирополье, крестный ход, чудотворная икона, Питирим, Гуево, Суджа, Курск, заказать требы, мощевик Иосафа Белгородского, Курская епархия, Русская православная церковь, история горнальского монастыря, чудотворная икона, крестный ход на украину, чудотворная икона Божией Матери, образ пресвятой богородицы, gornal.prihod, паломник, требы в монастыре, фотогаллерея, статья,


Назад к списку

Объявления

Все объявления
Яндекс.Метрика
Каталог